Термины рпг игр

Кликните на картинку, чтобы увидеть её в полном размере

Tоп лучших игр песочниц Рейтинг 2017


термины игр рпг

2017-10-19 14:55 Олег Геннадьевич Сыропятов Психология допроса военнопленных Тот, у кого есть глаза Многие термины онлайн игр новичкам непонятны еще при выборе игры Для поиска нужного слова




Сноуден заявил, что готов уехать из России, чтобы сесть в тюрьму в США. Госдеп говорит, что он еще недостаточно наказан, так что пусть еще поживет в РФ.


человек лучше всего врёт когда думает, что говорит правду..






РАССКАЗ ВЕТЕРАНА АЛКОГОЛЬНОГО ФРОНТА Скажи ка, дядя, неужели Такое было в самом деле На памяти твоей - Поверить в это трудновато, Но говорили мне ребята, Что водка стоила когда-то Дешевле трех рублей? - Да, были цены в наше время! Их не увидит ваше племя Как собственных ушей. На три рубля мы брали "банку" И хлеба черного буханку, Причем не с двух, а спозаранку И без очередей. А на витринах магазинов Чекушки были - рупь с полтиной, Поверишь ли, мой свет? Да что там водка, помню, братцы, Коньяк - четыре карбованца! А про портвейн и заикаться Не буду - мочи нет. Ничто не вечно под луною, Прошло то время золотое, Прошло, как сладкий сон, Когда братва на трехрублевку Брала спокойно поллитровку, И оставалась мелочевка Еще на закусон. Да, водка стоила не много. Ее цена была от Бога - "Два-восемьдесят семь"! Но вздули нехристи-иуды До трех с полтиной (без посуды), И так народу стало худо, Хоть пить бросай совсем. Но, видно, там не рассчитали, Что наша воля крепче стали. Мы не сдавались, нет! Бойцами звались мы не даром, Мы не согнулись под ударом И продолжали перегаром Дышать на белый свет. Да там ведь тоже не дремали, Еще полтинник сверху дали, Как сапогом поддых. И тут-то многие сломались, И тройки спитые распались, Уже все чаще собирались С одной на четверых. Лишь мы, седые ветераны, Остались верными стакану - Стоять, так уж стоять! Для нас тут не было вопроса, Чтоб оставалась прежней доза, По полтора целковых с носа Мы стали собирать. Враг не желал остановиться, Он выдал водку за пять-тридцать. Смеялся, видно, гад! Такие, брат, метаморфозы: Кому-то - смех, кому-то - слезы. Чтоб не снижать привычной дозы, Достал я "аппарат". Но, вот, "пять-тридцать", Боже! Боже! Вдруг дефицитом стала тоже, А цены все растут! Ну, прямо некуда деваться Кругом "шесть", "восемь" да "пятнадцать". Куда христьянину податься? Хоть в петлю лезь, хоть в пруд. Мы ведь не просим слишком много. Но эй, вы, там... побойтесь Бога! Доколе ж нам терпеть? Чего добились вы всем этим? Страдают семьи, плачут дети, А мы как пили, так, заметьте, Намерены и впредь. Мы угрожали и просили, Чтоб цены малость приспустили - Терпеть не стало сил. Да там сидят, поди, глухие. Что им страдания людские! И так стонала вся Россия От Бреста до Курил. Но, видно, внял Господь моленьям - Народу вышло послабленье, Спустилася цена. Немного сбавили паскуды. Четыре-семьдесят (с посудой). Мы пили много, как верблюды, С утра и до темна. А время шло, мы постепенно Привыкли к ценам современным, Военный пыл угас. Уже казалось ерундою, Что платим мы дороже вдвое. Довольны были все судьбою... Как вдруг пришел УКАЗ! Вам не видать таких сражений! Велось фронтально наступленье, С размахом, черт возьми! Отделы винные закрыли, Продажу водки сократили И "звездный" час установили От двух и до семи. Удар был выверен до грамма. Всем как серпом по этим, самым... Пришелся сей указ. Напарник мой рожден был хватом. Он десять дней ругался матом, Потом подался к ренегатам И перешел на квас. Но поля боя мы не сдали, А только крепче зубы сжали, Надеясь на первач. И вновь удар - помилуй, Боже! Подорожали резко дрожжи, И с этим делом стало строже. Ну, жизнь пошла - хоть плачь! Сперва я тоже испугался И даже сдуру собирался Загнать свой "аппарат". Но подождать решил немного, А вдруг, да выведет дорога Опять к исходному порогу, Вдруг повернет назад. И вновь лихие перемены: Опять на водку вздули цены - Хотят нас извести. Но нас в России миллионы В подобных битвах закалены И мы стоим определенно На правильном пути. Пусть будет худо нам порою, Пусть снова вдвое, даже втрое Поднимется цена, Но мы друг другу клятву дали: Стоять, как прадеды стояли, Когда Россию защищали В полях Бородина!


Одно из самых первых совместных учений Россия – НАТО. Ставится задача: Обнаружена огневая точка террористов, прикрываемая переносным зенитным ракетным комплексом (ПЗРК). Точку необходимо уничтожить, используя для этого один вертолет. Все. Участники выполняют задачу по очереди, по сумме полученных баллов определяют победителя. За прямое попадание в цель начисляют 100 очков, за отклонение очки сокращают. То есть, чем дальше от цели попал боеприпас, тем меньше баллов получает участник. Но еще большее количество баллов снимают за вход в зону поражения ПЗРК. В данном случае это 3 км. И чем глубже в эту зону входишь и чем дольше там находишься, тем больше очков теряется. От НАТО выступали американцы, на специально предназначенном для таких целей ударном вертолете «Апач». Подвесили на него управляемые ракеты воздух-земля и вперед. Подлетели к 3-километровой зоне, но точка террористов оказалась слишком мелкой (окопчик на 3-х человек) для обнаружения ее с этой дистанции. Подлетели еще на 0,5км, засекли, пульнули ракету, и пока оператор наводил ее на цель, отстреливали тепловые ловушки. А это уменьшает сумму снимаемых баллов за влет в зону поражения. Ракета угодила в 7 метрах от цели. Результат отличный. Настал черед России. Специализированные ударные вертолеты тогда еще только планировали принять на вооружение. Все, что было у наших – это Ми-8 десантно-пассажирской версии с прикрученными по бокам блоками с неуправляемыми ракетами. Это, по сути, единственное, чем он отличался от себя в гражданской версии, которая катала многие годы народ по всей стране. Накрыть цель из этих мини-Катюш, можно было только в упор, проскочив над самой целью и при этом не факт, что удастся попасть так же близко, как американцам. Так что этот вариант, для победы, не годился. Но стрелять больше было нечем. И тогда... Но давайте сначала перенесемся чуть-чуть вперед. Штаб всего этого мероприятия находился километрах в 50-ти от полигона. Генералы, естественно, были там и ждали результатов. Результаты, по сути, были не секретом, потому как все были в курсе, у кого какая техника на руках. Хотя наши все же надеялись, что каким-то чудом удастся обосраться не очень сильно. Натовцев же интересовали цифры: насколько русская техника 40-летней давности проигрывает современным высокоточными системами. И тут пришли данные. Натовцы набрали 85 балов из 100. Россия – 100 баллов из 100. Все в ауте. Один американский полковник, год проработавший атташе в России, даже произнес «Акуеть, твой мать». Как же было. Командир покумекал, покумекал над заданием. И отдал приказ: «Десантная группа с сапером на борт!» Вертолет вылетел, сел возле 3-километровой зоны. Десантники совершили марш-бросок. Заминировали и взорвали условный «окопчик». А затем вернулись. И вышло, что в зону поражения вертушка не входила, попадание в цель – стопроцентное. И при этом не нарушено ни одно условие поставленной задачи.